Интересное

Календарь

Март 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Твардовский, брат Твардовского

     Земляки… Воистину новый, более широкий смысл приобрело это слово в советские времена. Нашими земляками-уральцами стали в начале 30-х годов спецпереселенцы из собственно России, потом узники ГУЛАГа. С началом войны на Урал потянулись эшелоны с беженцами и эвакуированными. А после Победы сюда направляли молодежь из разоренных фашистскими оккупантами областей.

    И все они стали земляками-уральцами. Всех их — людей с горькой судьбой — породнила наша земля.

Иван Трифонович Твардовский, 1957 год    В 1948 году на Урале побывал известнейший поэт Александр Трифонович Твардовский. Встречался со своими почитателями в Свердловске. Позже родились ставшие широко известными строки из его поэмы "За далью — даль":

    Урал! Опорный край державы,

    Ее добытчик и кузнец,

    Ровесник древней нашей славы

    И славы нынешней творец.

    А в начале 50-х годов поэт побывал и в Нижнем Тагиле, чтобы встретиться со своим младшим братом Иваном — об этом мне рассказывали старейшие наши журналисты. Ивана Трифоновича мы с полным правом можем называть своим земляком.

    Хотелось побольше узнать о той встрече братьев, о жизни младшего из них в нашем городе. Но след Ивана Трифоновича затерялся. И вот в печати появились сообщения: брат поэта живет в Красноярском крае и пишет книгу о родном Загорье, что в Смоленской области. Книга эта вышла затем в издательстве "Современник", но найти ее все не удавалось.

    И вдруг в разговоре с одним из старейших работников "Уралхимпласта" Леонидом Яковлевичем Гагариным выясняется, что книга эта у него есть. И даже с дарственной надписью самого автора. И более того — несколько лет брат поэта проработал именно на этом заводе.

    За годы жизни в Нижнем Тагиле Иван Трифонович приобрел славу талантливейшего столяра-краснодеревщика. В декабре 1957 года газета "Тагильский рабочий" за подписью А. Сафоновой опубликовала заметку о нем, сопроводив ее фотографией. Тогда Твардовский трудился в Дзержинском райпромкомбинате, выполняя ответственнейшие заказы — изготавливал образцы мебели, выпуск которой осваивался на многих мебельных фабриках Свердловской области. К тому времени ему было присвоено звание передового столяра города.

    9 августа 1968 года в газете "Химик" также был помещен фотопортрет с такой вот надписью: "Руки столяра Ивана Трифоновича Твардовского — руки настоящего русского мастера, в которых оживает кусок обыкновенного дерева, доска становится изящной полочкой, а мебель, сделанная им, не уступает фабричной. Если еще учесть огромную любовь Ивана Трифоновича к своему делу и неистощимую выдумку мастера, то совсем не зря Твардовского друзья зовут "кудесником".

    В восьмидесятые годы мне довелось увидеть одну из поделок Ивана Трифоновича. Сделанный его руками письменный стол находился в парткоме "Урапхимпласта". А у журналиста "Горного края" Маргариты Николаевны Литвиновой и по сей день хранится журнальный столик работы Твардовского.

    Со времен отъезда семьи Твардовских в Красноярье Леонид Гагарин вел с ним переписку, с которой познакомил и меня. В одном из писем 1984 года Иван Трифонович говорит об ошибке смоленских руководителей, установивших на родине поэта Твардовского памятный знак, но при этом указавших родиной его не хутор Загорье, а поселок Сельцо. Вспоминает при этом четверостишие из поэмы "За далью — даль":

    На хуторском глухом подворье,

    Среди обкуренных берез,

    Стояла кузница в Загорье,

    И я при ней с рожденья рос.

На обороте фотографии, присланной автору этой статьи, рукой Ивана Трифоновича написано:

На обороте фотографии, присланной автору этой статьи, рукой Ивана Трифоновича написано: "Г. Починок Смоленской области, 15 марта 1987 года, день присвоения одной из улиц имени Александра Твардовского" (Публикуется впервые).

    Иван Трифонович в письмах рассказывает о своих усилиях по исправлению этой ошибки. О своем выступлении в Ленинграде в Пушкинском доме на конференции, посвященной 75-летию со дня рождения поэта.

    В 1986 году семья Твардовских покидает Сибирь и возвращается на Смоленщину. В письмах в Нижний Тагил читаем, что смоленский музей пригласил Ивана Трифоновича "выполнить столярные работы для интерьера бывшей нашей избы". А избу эту восстановили в Загорье опять же по макету, изготовленному им. Его семье предоставили отличную квартиру в одном из совхозных домов. "Сам я сейчас зачислен в штат сотрудником областного музея с расчетом, что до конца моих дней я буду нести обязанности хранителя и консультанта при воссоздаваемом мемориале".

    15 февраля 1988 года Иван Твардовский писал: "Я искренне рад тому, что в нашей стране повеяло духом справедливости и открытости. Да и как же я могу думать иначе".

    Знакомство с полученными Леонидом Гагариным письмами Твардовского подтолкнуло меня к отысканию и собиранию фотографий, газетных вырезок того, нижнетагильского периода жизни Ивана Трифоновича. А позже решился все собранное скопировать и переслать в хутор Загорье, ставший теперь музеем Твардовских.

    Представляете, каким неожиданным и радостным подарком явилась для меня полученная из Загорья бандероль: обстоятельное доброе письмо Ивана Трифоновича, журнал "Юность" с очередными его воспоминаниями и с автографом, редкая фотография.

    Публикация в "Юности", озаглавленная "Страницы пережитого", посвящена жизни семьи Твардовских в 1931-1936 годах. Тогда начинающего смоленского поэта Александра Твардовского обвиняли в том, что он сын кулака и поэт-то, мол, кулацкий, и стихи у него "контрреволюционные". А всего и было "кулацкого", что отец его имел в Загорье кузницу и рабочую лошадь.

    Кузницу, конечно, "ликвидировали". Опасаясь преследований, глава семьи и его младшие сыновья разъехались, пытаясь обосноваться на других землях. И все же спастись от ссылки не удалось. С эшелоном спецпереселенцев их всех (кроме Александра) отправили на Урал, в район поселка Старая Ляля. Жили в наспех построенных бараках. Работали на лесоповале. От бескормицы сбегали с поселения братья Твардовские. Их то вылавливали, то они возвращались сами. Кем только не поработал в те годы Иван. Каких только профессий не сменил.

    Талантливый человек талантлив во всем. Малым мальчонкой был Иван, когда согнали семью с родной земли. Казалось бы, когда и у кого мог он научиться разного рода рукоделиям? А вот сказалась же природная трудовая "закваска", передалось же что-то от отца-умельца, которого именно за многочисленные таланты и хозяйственность назвали кулаком. Впоследствии золотые руки не раз выручали Ивана Трифоновича.

    Тогда, в начале 30-х годов, семье Твардовских удалось-таки тайком выбраться с поселения и добраться до Нижнего Тагила, где отец начал было работать в кузнице старого демидовского завода. А всем вместе встретиться им привелось уже на вятской земле.

    Таким непростым и горьким было знакомство Ивана Трифоновича с Уралом.

    А вот как, кратко говоря, сложилась его дальнейшая судьба: с начала войны он на фронте, плен, подневольная жизнь в Финляндии, дерзкий побег в Швецию.

    Здесь-то и спасла его мастеровитость. Нашелся толковый хозяин, который приютил беглеца, дал ему возможность зарабатывать на жизнь в своей столярной мастерской. И так по душе пришелся он шведам, что после Победы в 45-м году не хотели они отпускать его на Родину, уговаривали остаться. И все же Иван Трифонович явился в советское посольство. Родина встретила его наручниками, камерой-одиночкой, скорым судом. Дали десятку. Чукотка, Красноярский край…

    Но умелые руки и на зоне нужны. И даже лагерное начальство не могло не заметить талантливого человека, давали ему работу по столярной части.

    Освободившись из заключения, Иван Трифонович поселился в Нижнем Тагиле, работал столяром-краснодеревщиком. И по сей день здесь живут люди, хорошо знавшие его по совместной работе в Дзержинском райпромкомбинате и на "Уралхимпласте". В полученном мною от Твардовского письме он с теплотой вспоминает своего давнего и хорошего друга Петра Митрофановича Сергиенко, жившего на улице Горошникова. Прочные корни связывают ставшего нашим земляком Ивана Трифоновича с тагильской землей — многое здесь им пережито и выстрадано.

    На склоне лет он явился нам как талантливый литератор. И кто знает, сложись по-иному его судьба, он мог бы стать довольно интересным и своеобразным прозаиком. Убедиться в этом нетрудно. Найдите в библиотеке его книги, поищите журналы "Юность" и "Новый мир" с воспоминаниями о пережитом, о брате — поэте и редакторе "Нового мира" Александре Твардовском. Говоря о последнем, литературный критик Юрий Буртин справедливо отмечает, что в 60-е годы он возглавил "общественное движение за то, чтобы двинуться иным, демократическим путем". И пусть очень непросто складывались взаимоотношения братьев Твардовских, но оба они одного могучего корня.

Станислав ФИЛИППОВ.

Литература: Газета "Горный край" от 01.06.2001.

Вы должны войти, чтобы комментировать.